Стихи на Международный день памяти жертв Холокоста

21
Холокост

Молитвою начать должны мы этот день,
чтоб память жертв нацистских мы почтили,
пусть души их поднимутся все выше,
чтоб они точно знали — мы их не забыли.

Когда мир узнает про Холокост,
немеет сердце, холодеют руки,
и просит Господа с рыданием душа,
пусть никогда не повторятся эти муки!

***

Молитвою начать должны мы этот день,
чтоб память жертв нацистских мы почтили,
пусть души их поднимутся все выше,
чтоб они точно знали — мы их не забыли.

Когда мир узнает про Холокост,
немеет сердце, холодеют руки,
и просит Господа с рыданием душа,
пусть никогда не повторятся эти муки!
***
Когда был истреблен почти что весь народ,
страшнее геноцида не сможешь и представить,
когда мир узнает, что значит Холокост,
такое преступление ничем уж не исправить!

Пусть каждый человек зажжет свечу в окошке,
и тихо поминает загубленные души,
пусть будет всем уроком то время Холокоста,
покой всех жертв ушедших пусть будет не нарушен!
***
Сегодня нужен грустный тост,

Чтоб, вздрогнув, вспомнить Холокост,

Ведь  не один ещё погост

Травой забвенья  порос,

Как не сожжён последний мост

К ответу на простой вопрос,

Который сложен, но и прост:

Как стал возможен Холокост?

Стоящий ныне в полный рост

Для тех, кто ужас перенёс,

Кто  осознанием  дорос,

И знает —  вновь нужен блокпост,

Предупреждающий форпост…

В умах  бесчестный  перекос

Иль   осмысление вразнос,

Ведь  отрицает Холокост,

Лишь  политический прохвост.

***

Я надену звезду Давида
     В день всемирной еврейской скорби.
     Мне ни капли не будет стыдно
     Этой жёлтой звезды позорной.
   
     Я надену её как Память
     О шести миллионах евреев.
     То же самое было б с нами,
     Если б мы родились в то время.
   
     Нас бы так же сгноили в гетто,
     Расстреляли во рвах и ярах…
     Разве можно забыть об этом?
     Эту память время не старит.
   
     Знаем точно, что нас сожгли бы
     В бухенвальдской, в освенцимской топке…
     Разве мир придёт под оливы,
     Если будем беспечны и робки?
   
     Разве станет обычным шрамом
     Эта кровоточащая рана,
     Если нам продолженьем драмы
     Угрожают из Тегерана?
   
     Если в мире большом и малом
     Всё плодятся тёмные силы
     И со свастиками вандалы
     Оскверняют наши могилы?
   
     Да, у Памяти груз тяжёлый,
     Но его сохранить должны мы,
     Чтоб с нагрудной звездою жёлтой
     Вновь не стать крематорским дымом.
   
     Новый век и те же обиды?
     Чем их вырвать навеки с корнем?
     Я надену звезду Давида
     В день всемирной еврейской скорби.

***

Когда был истреблен почти что весь народ,
страшнее геноцида не сможешь и представить,
когда мир узнает, что значит Холокост,
такое преступление ничем уж не исправить!

Пусть каждый человек зажжет свечу в окошке,
и тихо поминает загубленные души,
пусть будет всем уроком то время Холокоста,
покой всех жертв ушедших пусть будет не нарушен!

***

Наше прошлое требует от нас
Стойкости бескомпромиссной
В борьбе с нацизмом. Каждый раз
Оно нам воскрешает лица

Замученных, истерзанных людей,
Освенцимом плененных не по воле,
Еврейских женщин, стариков, детей.
Их крики и сегодня эхо вторит.

Мы вспомним всех, хоть это так не просто,
В Международный день памяти жертв Холокоста.

***

Холокост — всесожжение, катастрофа…
В истории есть эпизод такой.
Когда невинность— под ботфортом,
Когда живой вдруг стал золой.

Такое не забудешь никогда,
Трагедию ничем ту не измеришь,
И слез не хватит, хоть соленая вода
Как индикатор горя с колыбели.

Не важно, сколько тебе лет,
Какой ты веры, роста.
Пусть память сохраняет след
О жертвах Холокоста.

***

Трагедий много знало человечество,
но никогда не ощущали мы подобной,
чем геноцид огромного народа,
забыть такое мы наверно не способны!

Когда приходит день, чтоб вспомнить,
всех Холокоста жертв невинных,
тогда ты должен честно осознать,
что в этом горе все вокруг повинны!

***

Ведь мир цивилизованный молчал угрюмо,
когда народа кровь лилась рекою,
и даже небеса были готовы провалиться,
такою злобой пораженные людскою!

Молитвы для прощения читать сегодня,
чтоб души Холокоста нас простили,
должны всем миром в этот день,
чтоб убедить, что мы их не забыли!

***

Черней чем ночь душа людей,
Что убивают мирных граждан.
Добрее сердце даже у зверей,
Томимых, голодом и жаждой.

Мы с вами вспоминаем Холокост
С большой печалью в сердце и тревогой.
И остается лишь один вопрос:
«Кого убить хотели? Может Бога?»

***

Убивали всех, детей и взрослых,
Будто ад восстал в лице людей,
Превративши их в зверей, в животных,
Для которых целью был еврей.

Холокост… Событий нет ужасней.
Просто вспомним. Просто помолчим.
Пусть хранит нас Бог от злой напасти
И пошлет с небес на землю мир.

***

Когда от криков звенело в ушах,
А сердце обливалось кровью,
Пришел надеждам полный крах,
И посыпались раны солью,

Так Холокост пронзал насквозь,
И убивая, без разбору,
Детей и женщин, кого пришлось,
До помутнения, до упору.

Страшное слово — Холокост,
Теперь одно воспоминание,
Но, то кровавый, черный мост,
Которому — беда, название.

***

Холокост — режет сердца, без ножа,
Оставляя на душах глубокие раны,
Разрывается в клочья, от боли, душа,
И следы оставляет кроваво — багряные,

Сколько слез пролилось, их не посчитать,
Сколько жизней прервалось досрочно,
Кто их будет назад, в этот мир, возвращать,
В мир холодный, жестокий, порочный,

Их уже не вернуть, никого никогда,
Остается холодная память,
И лишь только слова, текут как вода,
Те, которые только лишь ранят.

***

С неба глядели Глаза,
Полные скорби они…
Память набатом звеня—
Холокоста страшные дни.

Молча, покорно идут,
Деток за ручки держа,
Фрицы конвоем ведут,
Им автоматом грозя.

У обречённых на смерть
Кровь для убийц берут,
Зубы и серьги и скарб—
В них не нуждается труп.

Головы сбрив наголо,
Чтобы матрасы набить:
В камерах газовых ведь,
Их приговор— умереть.

Смотрит Господь с высоты,
Прямо в людские сердца:
Есть сострадание в них,
Или черства душа?

***

Наше прошлое требует от нас
Стойкости бескомпромиссной
В борьбе с нацизмом. Каждый раз
Оно нам воскрешает лица

Замученных, истерзанных людей,
Освенцимом плененных не по воле,
Еврейских женщин, стариков, детей.
Их крики и сегодня эхо вторит.

Мы вспомним всех, хоть это так не просто,
В Международный день памяти жертв Холокоста.

***

Холокост — всесожжение, катастрофа…
В истории есть эпизод такой.
Когда невинность— под ботфортом,
Когда живой вдруг стал золой.

Такое не забудешь никогда,
Трагедию ничем ту не измеришь,
И слез не хватит, хоть соленая вода
Как индикатор горя с колыбели.

Не важно, сколько тебе лет,
Какой ты веры, роста.
Пусть память сохраняет след
О жертвах Холокоста.

***

Мне больно об этом вспоминать,
Но совесть не дает забыть,
Какая боль наверно терять,
Те кого до смерти можешь любить,

Пускай сегодня сердце планеты,
Жертв Холокоста тихо помянет,
Пускай их души успокоят ветры,
И вечную память о них оставят…

***

Даже сегодня столько лет спустя,
Нам друзья забывать нельзя,
Страшное преступление перед человечеством,
Что переживет целую вечность,

Давайте зажжем мы сегодня свечи,
И пусть в сердцах след оставит это вечер,
Пусть сегодня, в день памяти жертв Холокоста,
Каждый их вспомнит, просто….

***

Память забвением укрыв,
Люди, не знают они,
Как Холокост уносил
Жизни Евреев с земли.

Целый народ стереть
дьявол хотел без следа.
Будто и не было их
Здесь на земле никогда.

Фюрер, как злобный Аман
Давно уж повержен в прах,
Но, отголосок тех дней
Предупреждает всех нас:

Чтоб не случилась беда,
Нет!— скажите войне,
Люди, храните мир,
Хрупкий такой на земле.

***

 Город пахнет свежестью
 Ветреной и нежной.
Я иду по Горького
К площади Манежной.

Кихэлэх и зэмэлэх
Я увидел в булочной
И стою растерянный
В суматохе уличной.

Все,
Все,
Все,

Все дети любят сладости.
Ради звонкой радости
В мирный вечер будничный
Кихэлэх и зэмэлэх
Покупайте в булочной!

Подбегает девочка,
Спрашивает тихо:
– Что такое зэмэлэх?
Что такое кихэлэх?

Объясняю девочке
Этих слов значенье:
Кихэлэх и зэмэлэх –
Вкусное печенье,

И любил когда-то
Есть печенье это
Мальчик мой, сожженный
В гитлеровском гетто.

Все,
Все,
Все,

Все дети любят сладости.
Ради звонкой радости
В мирный вечер будничный
Кихэлэх и зэмэлэх
Покупайте в булочной.

Я стою, и слышится
Сына голос тихий:
– Ой, купи сегодня
Зэмэлэх и кихэлэх…

Где же ты, мой мальчик,
Сладкоежка, где ты?
Полыхают маки
Там, где было гетто.

Полыхают маки
На горючих землях…
Покупайте детям
Кихэлэх и зэмэлэх!

Все,
Все,
Все,

Все дети любят сладости.
Ради звонкой радости
В мирный вечер будничный
Кихэлэх и зэмэлэх
Покупайте в булочной!

***

Трагедий много знало человечество,
но никогда не ощущали мы подобной,
чем геноцид огромного народа,
забыть такое мы наверно не способны!

Когда приходит день, чтоб вспомнить,
всех Холокоста жертв невинных,
тогда ты должен честно осознать,
что в этом горе все вокруг повинны!

***

Ведь мир цивилизованный молчал угрюмо,
когда народа кровь лилась рекою,
и даже небеса были готовы провалиться,
такою злобой пораженные людскою!

Молитвы для прощения читать сегодня,
чтоб души Холокоста нас простили,
должны всем миром в этот день,
чтоб убедить, что мы их не забыли!

***

Черней чем ночь душа людей,
Что убивают мирных граждан.
Добрее сердце даже у зверей,
Томимых, голодом и жаждой.

Мы с вами вспоминаем Холокост
С большой печалью в сердце и тревогой.
И остается лишь один вопрос:
«Кого убить хотели? Может Бога?»

***

Убивали всех, детей и взрослых,
Будто ад восстал в лице людей,
Превративши их в зверей, в животных,
Для которых целью был еврей.

Холокост… Событий нет ужасней.
Просто вспомним. Просто помолчим.
Пусть хранит нас Бог от злой напасти
И пошлет с небес на землю мир.

***

Только в снах приходила она, мама.
Словно призрак, светила луна,
И в неясном проеме окна
Появлялась с улыбкой она, мама.

Этот день не забыть никогда, мама.
Как метель, закружилась беда,
И окрасилась кровью звезда,
Что над нами светила тогда, мама.

Я, сжимаясь от боли, смотрел, мама,
Как тебя повели на расстрел.
Как к тебе я прижаться хотел,
Но в живых я остаться посмел, мама!

Выстрел жизнь пополам разорвал, мама…
Я в слезах, задыхаясь, бежал,
Я безумно, беззвучно кричал,
Я в бессилье врагов проклинал, мама!

Как давно отзвучала война, мама.
Много раз приходила весна,
И тропинка уже не видна,
По которой ходила она, мама.

Я пошел по дорогам беды, мама.
Я искал дорогие следы.
Разбивая забвения льды,
Шел в сиянье вечерней звезды, мама.

Я увидел в архиве портрет…Мама?!!!
Странный, страшный военный привет…
Словно не было прожитых лет,
Я кричал, и не слышал ответ, — Мама!!!

И опять – из туманного сна – мама…
Словно призрак, крадется луна,
И в неясном проеме окна
В тишине улыбнется она, мама.

***

Я не знаю, откуда
Явилось ко мне это слово.
От деда, погибшего в пламени
Сталинских лагерей,
Или от духа,
От голоса Бога живого –
Избитое и растоптанное,
Странное слово – еврей.

Чтобы жили потомки
Без страха и слез от волненья,
Порожденного цепью
Антисемитских уз,
Наши прадеды в землю
Закапывали свое иудейство –
А теперь тот поляк,
Этот русский, а этот француз.

Как рыдали они,
Расставаясь с единственным Богом,
Ради призрачной жизни,
Предав завещанье отцов.
И шагали – НИКТО,
По растоптанным жизни дорогам,
Позабывшие Тору, закон и наследье
Пророческих слов.

Мы – потомки НИКТО.
Полукровками вечными жили.
Непонятные люди,
С непонятной, ничейной судьбой.
Но у дочки моей,
Русской дочки с глазами Рахили,
Есть мечта –
Возвратиться навеки к Сиону, домой.

Этот дом нас не ждет.
Столько дел
И ему мы чужие.
Мы и здесь не нужны.
Вечно ищем туманную цель.
Мы приходим к тебе.
Все молитвы и слезы ночные
Мы приносим сегодня тебе.
Отзовись, Исраэль!

***

Мой сын сказал однажды – Мама!
Ну, сколько можно крови литься?
К чему забытой жизни драма,
Когда вокруг живые лица?
Давно земля войну забыла,
И холокост ушел в забвенье.
А тут – как вскрытая могила –
Опять твое стихотворенье.

Других занятий не найдется?
К чему опять тревожить память?
-Тебе, сынок, простить придется
Своей неугомонной маме
Ее встревоженную душу,
Что память бережет чужую.

Я ваш покой сегодня рушу,
Я вас тревожу и волную,
Чтоб вы случайно не забылись,
Чтоб вы беспечно не уснули.
Чтоб в ваши спины не вонзились
Когда-то пущенные пули.

***

Когда от криков звенело в ушах,
А сердце обливалось кровью,
Пришел надеждам полный крах,
И посыпались раны солью,

Так Холокост пронзал насквозь,
И убивая, без разбору,
Детей и женщин, кого пришлось,
До помутнения, до упору.

Страшное слово — Холокост,
Теперь одно воспоминание,
Но, то кровавый, черный мост,
Которому — беда, название.

***

Холокост — режет сердца, без ножа,
Оставляя на душах глубокие раны,
Разрывается в клочья, от боли, душа,
И следы оставляет кроваво — багряные,

Сколько слез пролилось, их не посчитать,
Сколько жизней прервалось досрочно,
Кто их будет назад, в этот мир, возвращать,
В мир холодный, жестокий, порочный,

Их уже не вернуть, никого никогда,
Остается холодная память,
И лишь только слова, текут как вода,
Те, которые только лишь ранят.

***

Кто дал им право убивать других людей?
Кто дал им власть губить чужие жизни?
За что страдал и умирал еврей?
Не покидают разум эти мысли.

Вершина зла, жестокости и мрака.
Тревожит сердце слово «Холокост»,
И хочется от грусти просто плакать,
Не утирая с глаз горячих слез.

***

День скорби, памяти, печали,
Он носит имя Холокост.
Сегодня люди вспоминают
Ту боль, ужасную до слез.

Пусть никогда тот мрак не повторится.
Люби людей, не делай в жизни зла,
И не спеши, на ближних злится,
Во имя мира, счастья и добра.

***

С неба глядели Глаза,
Полные скорби они…
Память набатом звеня—
Холокоста страшные дни.

Молча, покорно идут,
Деток за ручки держа,
Фрицы конвоем ведут,
Им автоматом грозя.

У обречённых на смерть
Кровь для убийц берут,
Зубы и серьги и скарб—
В них не нуждается труп.

Головы сбрив наголо,
Чтобы матрасы набить:
В камерах газовых ведь,
Их приговор— умереть.

Смотрит Господь с высоты,
Прямо в людские сердца:
Есть сострадание в них,
Или черства душа?

***

Не считай свой путь последним никогда,
Нас ведёт вперед победная звезда.
Грянет долгожданный час и дрогнет враг,
Мы придём сюда, чеканя твердо шаг.

С южных стран и стран у северных морей
Мы здесь вместе в окружении зверей.
Где хоть каплю нашей крови враг прольёт,
Наше мужество стократно возрастёт.

Солнца луч озолотит сегодня день,
Уничтожим мы врага и вражью тень.
Если мы не отомстим за нашу боль,
Полетит к потомкам песня как пароль.

Песню кровью написал своей народ,
Птица вольная так в небе не поёт.
С песнею на кровоточащих устах
Мы идём вперед с наганами в руках.

Так не считай свой путь последним никогда,
Нас ведёт вперед победная звезда.
Грянет долгожданный час и дрогнет враг,
Мы придём сюда, чеканя твердо шаг.

***

Память забвением укрыв,
Люди, не знают они,
Как Холокост уносил
Жизни Евреев с земли.

Целый народ стереть
дьявол хотел без следа.
Будто и не было их
Здесь на земле никогда.

Фюрер, как злобный Аман
Давно уж повержен в прах,
Но, отголосок тех дней
Предупреждает всех нас:

Чтоб не случилась беда,
Нет!— скажите войне,
Люди, храните мир,
Хрупкий такой на земле.

***

Даже сегодня столько лет спустя,
Нам друзья забывать нельзя,
Страшное преступление перед человечеством,
Что переживет целую вечность,

Давайте зажжем мы сегодня свечи,
И пусть в сердцах след оставит это вечер,
Пусть сегодня, в день памяти жертв Холокоста,
Каждый их вспомнит, просто….

***

Мне больно об этом вспоминать,
Но совесть не дает забыть,
Какая боль наверно терять,
Те кого до смерти можешь любить,

Пускай сегодня сердце планеты,
Жертв Холокоста тихо помянет,
Пускай их души успокоят ветры,
И вечную память о них оставят…

***

Холокост — это наша беда,
Не только евреев, а всех людей,
Мы помним тех, кто погиб тогда,
В годы ужасных дней.
Сегодня снова на сердце боль,
И успокоить ее не просто,
Когда в памяти оживают в новь,
Года зверского холокоста.
В этот день скорбит планета,
Этот день — в нашей памяти мост,
Чтоб мы не забыли последствия гето,
И жертв, виной которых — холокост.
***

В мире случалось ошибок не мало,
Но есть одна за историю дней,
Которая можно назвать провалом,
Всех абсолютно людей.
Ведь это не просто беда,
Это худшая из всех бед,
Мы будем помнить всегда,
Холокоста несчастных жертв.
***

Это зверство людей,
Это против природы,
В чем виновен еврей
Пред землей или Богом?
Что он сделал не то,
Лишь родился и все?
Такой страшной бедой
Был растерзан народ.
Пусть идет мир вперед,
Ему обеспечен рост,
Но пока мир живет,
Не забудет холокост.

***

Трагедия для всех земли,
В душе остается тоска.
Когда вспоминаем дни,
Тяжелые, холокоста.
Пусть в мир такого не забудет,
Учтет все горькие провалы,
Добро и радость в мире будет.
А воевать все перестанут.

***

Разве это порок — еврей?
Кто позволил истреблять народ.
Убивать стариков и детей,
Ведь каждого создал Бог!
За что помещали их в гето,
Ведь это такое зверство,
Обида для всей планеты,
Которой на ней нет места.
Такое тяжелое время,
Нам вспоминать не просто,
Но помним былые потери,
И последствия холокоста.

***

Это не просто беда,
Это трагедия,
Мир будет помнить всегда,
Такое наследие.
Это страшней чем война,
Преследовать народ,
За холокост и сквозь года,
Всех покарает Бог.