Танк.

Я приехал в этот город месяцев 6 назад, здесь жили очень доброжелательные люди. Даже незнакомые люди улыбались мне на улице, но в моем доме было по прежнему пусто, и мне подумалось, что собака может заполнить эту пустоту, в конце концов, с ней то же можно поговорить.

Впервые Реджи я увидел в новостях он находился в местном приюте, в приюте говорили, что получали многочисленные звонки и несколько человек даже приходили посмотреть на него, но не один из них не выглядел «человеком лабрадора» что бы это ни означало,
в общем, я решил забрать его.

Мне выдали коробку с вещами Реджи, в ней лежала его подстилка, мешок с игрушками (в основном там были новые теннисные мячики), его блюдца для еды и письмо от предыдущего владельца.

Поначалу я думал, что в приюте меня переоценили. Мы сразу не поладили с Реджи, я решил подождать пару недель, вдруг он привыкнет к новому дому, и все изменится. Все его вещи я бросил среди остальных коробок в доме, все кроме теннисных мечей (он не шел никуда без пары мячиков в зубах). Я посчитал, что старые вещи ему уже не понадобятся, и куплю ему все новое, как только он привыкнет к дому, но скоро стало ясно, что он не собирался привыкать.

В приюте сказали, что он знает несколько команд такие как «сидеть», «лежать», «ко мне», «рядом», но выполнял он их только когда хотел сам. Когда я звал его по имени, он откликался только на четвертый или пятый раз, и после этого просто возвращался к своим делам, когда я звал его еще раз он вздыхал, а затем неохотно подчинялся.

Он жевал мою обувь и некоторые не распакованные коробки. Возможно я был слишком суровым с ним, а он возмущался.

Наши отношения с собакой стали настолько плохими, что я больше не мог ждать, хоть еще и не прошло двух недель. Решил позвонить в приют и сообщить, что возвращаю собаку, и начал искать телефон. Вспомнил, что оставил его на стопке коробок в гостиной, но кроме телефона я так же нашел и вещи Реджи которые так и не стал разбирать по приезду из приюта. Бросил Реджи подстилку. Наконец то я увидел какую-то нормальную реакцию собаки.

И тогда я позвал его: «Эй, Реджи , тебе нравится? Иди сюда, и я дам тебе мячики»

Вместо того, что бы подойти он посмотрел на меня, недовольно вздохнул и сел на подстилку, спиной ко мне. Я нажал кнопку набора номера, но буквально через мгновение нажал отбой, мой взгляд упал на запечатанный конверт от предыдущего хозяина собаки. Я совершенно забыл о нем.
«Хорошо, Реджи» сказал я «давай посмотрим, что написал твой предыдущий хозяин»

«Для того, кто заберет мою собаку.
Я не могу сказать, что счастлив от того, что вы читаете это письмо, письмо которое я попросил передать новому хозяину Реджи. Если вы читаете это письмо, значит, я только что вернулся из моей последнего поездки на автомобиле с моим лабрадором, после того как оставил его в приюте.

Он знал, что что-то было по-другому. Я упаковал его вещи и игрушки и поставил их перед задней дверью как обычно бывало перед нашими поездками, но на этот раз он как будто знал что что-то не так.

Итак, позвольте мне рассказать вам о моем лабрадоре в надежде, что это поможет вам подружится с ним, а ему с вами.

Во-первых, он любит теннисные мячи. Чем их больше, тем лучше. Как правило, он берет два в зубы и всегда пытается засунуть в рот третий, но это у него никак не получается. Если вы бросите мячики он не успокоится пока не найдет их, прошу вас не кидайте их рядом с дорогой, пару раз я допустил такую ошибку, что чуть не стоило ему жизни.

Теперь команды. Возможно персонал приюта уже говорил вам, но я повторю : Реджи знает стандартные команды «сидеть», «лежать», «ко мне», «рядом». Так же он знает команды «дай лапу», «апорт», «голос» и «место». Я тренировал Реджи с помощью лакомств. Ничто ему не нравится так сильно как маленькие кусочки хот-дога.

График кормления: два раза в день, один раз в семь утра, второй в шесть вечера.

Позвоните в клинику на 9-й улице и обновите его данные, они скажут, когда необходимо делать следующие прививки. Предупреждаю: Реджи ненавидит ветеринаров. Удача если вы сможете заманить его в машину, я не знаю, откуда он знает что пора ехать к ветеринару, но он знает.

Наконец, дайте ему немного времени. Я никогда не был женат, поэтому до этого всегда были только Реджи и я. Он всегда был со мной, если возможно берите его в свои автомобильные поездки. Он хорошо сидит на заднем сиденье не лает и не скулит, просто любит быть рядом с людьми, и рядом со мной в особенности. Это означает, что ему будет трудно привыкнуть к кому-то другому.

Я должен поделиться с вами еще одной важной информацией.

Его имя не Реджи.

Я не знаю, что заставило меня это сделать, но, когда я высадил его в приюте, то сказал им, что его зовут Реджи. Он умный пес, он привыкнет к этому имени и начнет отзываться на него, в этом у меня нет сомнения. Но я просто не мог сказать им его настоящее имя. Для меня, сделать это, значило попрощаться с ним навсегда. И если в конечном итоге я вернулся и порвал это письмо значит все хорошо. Но если кто-то еще читает его, значит вы его новый хозяин, и должны знать его настоящее имя. Это поможет вам наладить связь с ним. Кто знает, может быть, вы даже заметите изменения в его поведении, если он создавал вам проблемы.

Его настоящее имя Танк.

Потому что это то, на чем я езжу, опять же, если вы читаете это письмо, и вы из этого района, может быть, мое имя было в новостях. Я сказал в приюте что бы они не отдавали «Реджи», пока не получат сообщение от моего командира роты. Мои родители умерли, у меня нет братьев ни сестер, никто не мог приютить Танка. И у меня была только одна просьба, к армии, что бы если что- то случится, они сделали звонок в приют, и сказали что Танка можно передать новым хозяевам. К счастью, мой командир то же собачник, он сказал, что в случаи чего сделает это сам. И если вы читаете письмо, то он сдержал свое слово.

Ну что ж это письмо становится все печальнее, хотя если честно я не представляю, как бы было тяжело писать такое письмо жене и детям, если так тяжело писать его собаке.

Танк был моей семьей шесть лет, столько же, сколько я служу в армии.

И теперь я надеюсь и молюсь, что вы сделаете его частью вашей семьи и что он будет, любим вами, и полюбит вас также как он любил меня.

Ладно, этого достаточно.

Может быть, когда-нибудь я загляну к нему и посмотрю, если ему, наконец, получится взять третий мячик в зубы. Удачи вам и Танку.
Спасибо, Павел Мэллори»

Я сложил письмо и сунул его обратно в конверт. Конечно, я слышал о Павле Мэллори, все в городе знали его, даже новые жители, подобные мне. Солдат, убитый в Ираке несколько месяцев назад и посмертно заслуживший Серебряную Звезду, отдавший свою жизнь, что бы спасти троих товарищей. Флаги в городе были приспущены все лето.

Я подался вперед в своем кресле и положил локти на колени, глядя на собаку.

«Эй, Танк» сказал я спокойно.

Собака встрепенулась, уши встали торчком, а глаза ярко загорелись.

«Иди сюда мальчик».

Он мгновенно вскочил на ноги. Подошел сел предо мной и наклонил голову.

«Танк», прошептала я. Он замахал хвостом, я шептал его имя, снова и снова, и его уши опустились, поза расслабилась. Я погладил его уши, потер плечи, спрятал лицо в его загривок и обняла его.

«Танк, теперь есть только ты и я, твой старый друг доверил мне тебя» Танк лизнул меня в щеку.

«Так может мы поиграем в мяч?» Танк встрепенулся, его глаза вновь загорелись.

«Неси мяч»

Танк вырвался у меня из рук и скрылся в соседней комнате.
А вернувшись он держал в зубах три теннисных мяча.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here